НАШИ УСЛУГИ:

Журналист ИА Sakh.com на себе опробовал силу лазера

02.11.2016, Новости

Прозреть за 10 минут

В октябре в Южно-Сахалинске открылся «Центр восстановления зрения», где офтальмохирурги из Владивостока и МНТК имени Св. Федорова на современном оборудовании, аналогов которому нет на островах, возвращают сахалинцам зрение. В медицинском учреждении с пациентами работает команда профессиональных хирургов, за плечами которых более 9 тысяч успешных операций.

Журналист ИА Sakh.com Дарья Агиенко отправилась в свежеоткрытый сахалинский центр, чтобы на собственных глазах испытать мощную силу лазера, рук профессионалов и наконец прозреть. К чему готовиться, чего опасаться, а чего нет — читайте в новом выпуске проекта «Как это устроено».

До

До

Жизнь через призму очков

С плохим зрением я живу так долго, что уже и не помню, как можно видеть без очков и линз. Виной всему гены и любовь к чтению, которая случилась так рано и всерьез, что вылилась в естественное последствие — аксессуар на носу. Первые очки, как и первая любовь, — остаются в памяти надолго. А первую встречу с линзами не выветрить из мозга даже муссонами. Вспоминать это свидание тет-а-тет — твоих глаз и прозрачного кусочка силикона, бастующей органики и бесчувственной неорганики — всегда волнительно. А формула «надеть впервые гораздо проще, чем снять» отпечатывается даже на сетчатке. Об этой особенности знают все, кто хоть раз пытался «принарядить» недостающими диоптриями роговицу. Ловкость, доведенная до автоматизма, приходит с опытом, а опыт, увы, приходит с потерей зрения.

На фоне моей близорукости, помноженной на астигматизм, друзья со 100% зрением кажутся сверхлюдьми. Звучит фантастически — встать с кровати и сразу получить отчетливую картинку. Жить без пугающих очертаний предметов (черные пакеты выдают себя за кошек), приветствий незнакомцев и чтения вывесок с неизменным прищуром даже как-то неловко.

К тому же очки натирают переносицы и давят на уши, а линзы сушат глаза и вызывают приступы беспокойства — с собой ли футляр, есть ли жидкость? Спонтанно уехать из дома без этого набора невозможно.

Но близорукие в своем положении умудряются находить неоспоримые плюсы: по мановению руки, снимающей и надевающей очки, окружающий мир приобретает загадочную импрессионистичность. Плохое зрение становится спасительной завесой от нежелательных встреч — легитимной отговоркой, чтобы не видеть тех или то, что видеть не хочешь.

Этап первый: консультативно-обследовательный

Сколько бы мы ни пытались романтизировать наши недуги, плохое зрение заметно ухудшает качество жизни. И всякий очкарик хоть раз задумывался о коррекции, листал сайты, расспрашивал прозревших и ходил на консультации. Но для сахалинцев решиться было вдвойне сложнее, ведь чтобы вновь увидеть мир в первозданной четкости, обязательно надо куда-то лететь. Кто-то выбирал Москву, что дорого и долго, а кто-то ближайшие дальневосточные города. И в том, и в другом случае вставал вопрос жилья, а у некоторых и сопровождения. Остаться в одиночестве в незнакомом городе да еще после операции под силу не каждому.

Теперь нужда улетать с острова отпала. Профессионалы «прописались» в Южно-Сахалинске, открыв «Центр восстановления зрения». В клинике проводят и углубленную диагностику, и коррекцию зрения. С помощью лазерной установки исправляют дальнозоркость, близорукость и астигматизм. А совсем скоро начнут «лечить» катаракту и сетчатку — в центре приобрели современный коагулятор. Все манипуляции проводят врачи, большую часть профессиональной жизни отдавшие центру микрохирургии глаза имени Федорова.

Вообще первую операцию по лазерной коррекции провели больше тридцати лет назад. Кстати, с тех пор в медицинских кругах не утихают споры, как правильно называть десятиминутную процедуру по улучшению зрения: операцией или все-таки коррекцией? В большинстве случаев склоняются ко второму варианту: методика ЛАСИК, которую чаще всего применяют — малоинвазивная, бесшовная и бескровная. Ну и к тому же проводится под местной анестезией. В Корее исправление зрения, наряду с пластикой носов или век, считается рядовой косметической процедурой.

— У хирурга очень умиротворяющий голос. Его убаюкивающий, но уверенный тембр успокаивает даже самых тревожных и переживающих пациентов, — на диагностике объясняет то, через что мне только придется пройти офтальмолог Валерия Сметюх. — Сначала все боятся, но спустя 10 минут удивляются. Оказывается, опасаться было нечего. Страх исключительно в голове. Боли нет, а результат есть.

Слушать врача действительно важно. Во время коррекции пациента укладывают на кушетку под лазерную установку. И главный проводник к отличному зрению — голос хирурга. Именно под его диктовку и проходит таинство под названием «коррекция». Смотреть на красную метку — это всё, что по сути требуется от пациента за минуты, проведенные в операционной.

Но без тщательной диагностики глаз к коррекции его никто не допустит.

Консультации и обследования будущих пациентов в центре проводят ежедневно. Оперируют по мере набора. Специально для этого на остров из Владивостока и западной части России прилетает бригада специалистов. Весь младший медицинский персонал — сахалинский. Диагностика и операции проходят в одном и том же здании, что очень удобно.

Несколько слов о самой диагностике. Исследует глаза сахалинцев островной офтальмолог Валерия Сметюх. В ее арсенале самые современные и надежные аппараты. За 40 минут обследования с глаз пациента снимают десятки разных параметров. Начинают с традиционного — определяют остроту зрения. А для этого сажают за космического вида фороптор. Затем измеряют внутриглазное давление. Оптический биометр бесконтактно делает замеры глазного яблока, попутно регистрируя и другие «грани» органа зрения. Еще один важный параметр при выборе методики коррекции — толщина роговицы. Ее снимает и показывает ультразвуковой пахиметр.

Классика офтальмологического жанра — исследование глазного дна, которое проводят, чтобы убедиться, что с сетчаткой и сосудами глаза все в порядке. Для этой процедуры используют специальную линзу. Кстати, эта процедура в центре тоже бесконтактная. Терпеть на своем глазу линзу Гольдмана не придется.

Ну и самое главное — абберометрия, которую проводят на американском аппарате Wavescan. Умная машина измеряет, анализирует, фиксирует и выдает врачу результат — электронное изображение аббераций глаза. Именно эти показания впоследствии и заносятся в лазерную установку перед коррекцией.

Вообще аппаратура центра дает возможность врачам диагностировать как аномалии рефракции глаза (близорукость, дальнозоркость, астигматизм), заболевания преломляющих сред глаза (помутнения роговицы и хрусталика), так и заболевания рецепторного аппарата, возникающие при глаукоме, диабете, дистрофии сетчатки.

Довольно часто в «Центр восстановления зрения», отмечают медики, сахалинцы обращаются не за обследованием для коррекции, а просто для полной квалифицированной диагностики состояния глаз. Ведь попасть к профессиональному и чуткому офтальмологу на Сахалине, увы, все еще проблема.

Кому не «светит» лазер

Всех подряд только ради выгоды на лазерную коррекцию в южно-сахалинском центре не записывают. Важно, чтобы у диагноза не было приписки «прогрессирующий». В идеале за динамикой зрения надо следить постоянно, совершая походы к офтальмологу хотя бы раз в полгода. Если зрение падает, операцию делать нельзя. Велик риск того, что зрение вновь ухудшится.

У меня на руках были результаты полного обследования, которое я прошла в московской клинике в сентябре. Офтальмолог центра Валерия Сметюх сравнила мои прошлые и настоящие показатели и вынесла положительный вердикт: ухудшений нет, делать коррекцию можно.

Кроме прогрессирующей миопии, для ЛАСИКа есть и другие медицинские противопоказания. Операцию не делают при дистрофии роговицы, катаракте, разных воспалениях, отслойке сетчатки и глаукоме.

Этап второй: операционный

Перед коррекцией, как и все пациенты, я сдала анализ крови: стандартный клинический плюс антитела на сифилис и гепатит, одна пункция и пара пробирок ценной жидкости на всё. Сделать это можно в любой клинике, потратив максимум час. Эти результаты необходимо взять с собой на операцию. Если какой-то из параметров, например, показатель свертываемости крови, врача не удовлетворит, оперировать пациента не возьмутся, манипуляцию отложат до улучшения результата.

Кроме того, за неделю (а лучше за две) пришлось отказаться от линз и вновь вернуться к очкам, чтобы дать роговице вдоволь «надышаться» перед вторжением лазера.

За три дня до коррекции я подружилась со специальными каплями. Раствор — моя гарантированная защита от возможных воспалений. После операции к одному виду капель прибавляется еще три. Этот жидкий комплекс лекарств позволяет сбалансировать «нападки» среды и окутать глаза необходимым вниманием. «Прокапываться» придется на протяжении месяца после коррекции. Для забывчивых выдают памятку, в которой, кроме всего прочего, расписана схема для глаз: что, когда и с каким промежутком капать.

Итак, о самой операции. В южно-сахалинском центре пользуются двумя основными методиками лазерной коррекции — ФРК (фоторефрактивная кератэктомия) и ЛАСИК (лазерный кератомилёз). Причем первую используют в редких случаях, когда параметры глаза не соответствуют стандартам выполнения ЛАСИК.

— На Сахалине ФРК мы сделали двум пациентам. Мужчине с плоским и маленьким глазом и девушке с тонкой роговицей. У мужчины размер глазного яблока был таков, что кольцо, которое надевают на глаз во время ЛАСИКа, просто не могло его захватить. То есть ФРК всегда по показаниям. Для этого полные обследование мы и проводим, чтобы знать все параметры. Результат у ФРК тоже отличный, просто восстановление идет чуть дольше, чем при ЛАСИКе, — объясняет особенности методик уроженец Сахалина и один из основателей центра Алексей Мигунов.

По сути ЛАСИК — это усовершенствованный вариант ФРК. Их отличия в методике проведения и в ощущениях пациентов. Во время ФРК лазер воздействует непосредственно на роговицу, при этом задеваются и нервные окончания. Поэтому различные рези после такого вмешательства нередки. ЛАСИК влияет на средние слои роговицы, которые, говорят врачи, лишены чувствительных окончаний. Отсюда и отсутствие неприятных ощущений после коррекции.

О том, что такое ЛАСИК и как проходит эта процедура, мне подробно объяснил еще офтальмолог на диагностике. Пользуясь забавным макетом глаза, Валерия Сметюх доходчиво, как ребенку, рассказала, что мне предстоит. Итак, лазерную коррекцию проводят на поверхностной части глаза — роговице. Для этого при помощи специального прибора микрокератома сначала формируют лоскут. Делают микронный надрез и отгибают верхний слой или крышечку роговицы. Тем временем за дело берутся лучи лазера, которые работают на среднем слое, испаряя ненужные ткани и формируя новую форму роговицы. Цель всех манипуляций — изменить оптическую силу глаза. Точнее заставить свет попадать точно на сетчатку, а не мимо, как это бывает, например, при близорукости. После лазерной «атаки» крышечку роговицы закрывают. Безболезненная процедура длится максимум 15 минут. Лазер за это время работает от силы 60 секунд.

Коррекцию назначили на субботу. Пациентов в клинике встречает администратор, у которого подписывается договор, потом она передает тебя медицинской сестре. Женщина в белом услужливо выдает полтаблетки успокоительного и усаживает в разномастную и быстродвижущуюся очередь. Вместе со мной оперировалось несколько человек. Мандража никто не испытывал, а вот восторг напротив.

— И что я смогу все видеть, прямо без очков? Вот так просто? И мне можно оперироваться? — пытала специалиста клиники чья-то мама, пришедшая в качестве поддержки. На все свои ответы женщина получила утвердительное да.

Когда подходит очередь, (а происходит это так быстро, что не успеваешь познакомиться с соседями, пришедшими прозреть), медицинская сестра ведет облачаться в операционные наряды. Волосы убирают под шапочку, ноги прячут в бахилы, тело — в одноразовый балахон. В предбаннике — специальном помещении перед операционной — в ожидании, когда после пациента подготовят оборудование, успеваю поговорить со свежепрозревшим пациентом, которого только вывели из операционной. Пока медсестра его «раздевает», успеваю спросить, было ли страшно или больно.

— Все нормально, — отвечает парень с чуть раскрасневшимися глазами. — Никакой боли не было. Ну и страшного ничего. У зубного бывает и то страшнее. Главное — я уже вижу.

В операционной, половину которой занимает американская лазерная установка, кроме пациента, находятся еще три человека — хирург, его ассистент и инженер, неустанно следящий оборудованием. Такая сплоченная команда позволяет провести процедуру точно и быстро. В южно-сахалинском центре есть и еще один специальный человек, который следит за психологическим состоянием во время процедуры. Он и подбодрит, и за руку, если нужно, подержит. Меня держать не пришлось — все закончилось, едва успев начаться.

Кстати, помимо особой атмосферы, в операционной царит и особая влажность, точнее почти полное ее отсутствие — это рабочая необходимость для лазера. Если на Сахалине показатель влажности стремится к 100 процентам, то в операционной он должен стремиться к нулю.

По сути процедура лазерной коррекции начинается с вежливой просьбы прилечь на кушетку. Пока я укладывалась, лицо обработали йодом (об этом я узнала уже после, посмотрев фотографии), а в глаза закапали анестетик. Вот и все обезболивание — за считанные секунды благодаря раствору поверхность глаза теряет чувствительность.

Дальше кушетку вместе с пациентом поворачивают под лазерную установку, головой к хирургу. Тут и начинается звуковая магия. Хирург, выуживая из голосовых связок весь природный магнетизм, начинает говорить. Вся десятиминутная (5 на один глаз и 5 на второй) процедура проходит под его медитативную диктовку: чтобы убавить напряжение, врач деликатно объясняет практически каждый шаг манипуляций с глазами.

На корректируемый глаз надевают расширитель — устройство не позволяет судорожно моргать. Кроме того, если человек вдруг начнет импульсивно шевелиться, лазерная установка это «почувствует» и отключится. Нет вариантов и пострадать из-за внезапного отключения света. Американская установка снабжена специальным аккумулятором типа блока бесперебойного питания у компьютера, который в любом случае позволит завершить манипуляцию. Лазерная установка — сложный, точный и надежный механизм, который к тому же просто так работать не будет.

— Эксимерный лазер VISX, на котором делают все операции в нашем центре, имеет официальную регистрацию в международной системе. Каждая коррекция на каждого конкретного человека отображается в базе, — рассказывает Алексей Мигунов.

В какой-то момент кажется, что хирург не объясняет, а дирижирует пациентом: говорит, куда смотреть, напоминает не забывать дышать и не жмуриться. «Сейчас вы почувствуете давление от кольца, которое вам надевают на глаз» или «вы можете уловить специфический запах» — типичные фразы во время процедуры.

Все, что видишь глазом, которому возвращают зрение, — это красная черточка, главный фиксатор внимания. В принципе смотреть в таком положении больше не на что. Главное помнить, эта точка — не враг, а друг — проводник в мир идеальной четкости. Когда хирург уверен, что все готово, включается лазер, который начинает свое ювелирное дело: удаляя микроны ткани, он меняет форму роговицы. Пока работают над одним глазом, второй прикрыт специальной медицинской тканью. И наоборот. То, что лучи света стали фокусироваться строго на сетчатке, я поняла сразу после операции. Пока меня приводили в порядок — смывали йодовый грим с лица и отдавали последние рекомендации, стало понятно: зрение вернулось. А боли, которой, наслушавшись разных историй, я так боялась, как не было, так и нет.

Лазер «Центра восстановления зрения», помимо двух методик, которые сейчас в ходу (ФРК и ЛАСИК), позволяет проводить еще СУПЕР ЛАСИК (CustomVue). Эти виды отвечают самым высоким стандартам офтальмологии, гарантируют еще большую точность и суперпрогнозируемый результат. Чтобы освоить эти методики, врачу нужно пройти обучение и получить соответствующие сертификаты. Хирург южно-сахалинского центра в ближайшем будущем собирается расширить профессиональный арсенал и внедрить новые виды лазерной коррекции на Сахалине.

После

После

Этап третий: прозревающий

Отличное зрение возвращается сразу после коррекции. Правда, пару часов субботы ушли на спокойное принятие факта — из глаз текут слезы и бороться с этим нельзя. В воскресенье меня преследовала светобоязнь, а в понедельник я аккуратно начала возвращать в свою жизнь компьютер. Строгий запрет на неделю — тереть глаза и наносить макияж. В принципе примерно столько занимает и привыкание к новой рефракции. Можно взять коротенький отпуск.

Четкое осознание того, что я прозрела, пришло в воскресенье утром. Окна моей кухни выходят на окна детского сада, к стеклам которого приклеены бумажные цветы и бабочки. Между зданиями расстояние примерно в 40 метров. За день до коррекции максимум, что мне удавалось рассмотреть в этих украшательствах, — смутные пятна, рассыпанные нетвердой рукой какого-то пьяного художника. После операции все встало на свои места.

Бояться и накручивать себя не стоит. Это десять лет назад, на заре лазерной коррекции, истории от прошедших через истязания действительно звучали жутко. Чтобы сделать анестезию, пациентам делали еще больнее — обкалывали препаратами вокруг глаз. Пережить такое могли только стойкие экземпляры.

Все, с чем вы столкнетесь за 10 минут в операционной, сводится к комплексу новых впечатлений. Но ничего болючего и страшного в этой истории нет. Ради интереса перешагнуть страх неизвестности стоит. На том конце путешествия, длиной в несколько минут, — другой мир, а самое главное — новый взгляд на него.

Впрочем, есть и те, кто не хочет расставаться с очками, даже пройдя через коррекцию. Функциональной нужды в них нет, а тяга к особой эстетике остается. Бывшие очкарики продолжают использовать привычный шарм, иногда надевая любимые оправы, правда, уже со стеклами без диоптрий.

Сколько за эти годы я потратила денег на обследования, линзы, жидкости, футляры, очки, сосчитать не берусь. Но совершенно точно — этой суммы с лихвой хватило бы на несколько операций стоимостью в 40 тысяч рублей.

На полке в ванной красуется початая бутыль с жидкостью для линз. Где-то в глубине шкафа лежит и не открытая упаковка линз: правый -4, левый — 2. Ярким глянцевым краем выглядывает футляр, скрывающий в своем бархатном нутре очки: я почти физически ощущаю их обиду. Конечно, расставаться с ними я не буду. Все добро оставлю на память, как метку о прошлой незрячей жизни.

Вы можете обратиться по телефону:

8 (4242) 240-250

или
записаться на прием:

Запись на прием
Бесшовное удаление катаракты без боли, без швов, без стационара за 1 час
Лазерная коррекция зрения Custom Vue


Мы в социальных сетях:

Новости и акции нашего центра

Акция к Новому году!!!

Подробнее

Александр Карзов о катаракте

Подробнее

Хирургическое лечение катаракты в нашем центре!

Подробнее

ЛАСИК Custom Vue — встречай лето ярко!

Подробнее

Штатный высококласный специалист по лазерной коррекции зрения

Подробнее
Все новости